Мы первая и единственная компания в России, являющаяся одновременно таможенным представителем и уполномоченным экономическим оператором.

  • Выпуск до подачи декларации – товары выпускаются вообще без проведения таможенного оформления.
  • Отсрочка уплаты таможенных платежей – пошлины и налоги можно оплатить с отсрочкой до 40 дней.
  • Таможенное оформление на границе – не придется делать лишний крюк и заезжать на терминал.
  • Автоматический выпуск декларации – самая передовая технология, оформление без участия инспектора.
  • Собственные таможенные юристы – оперативная и квалифицированная помощь в спорах с таможней.
  • Онлайн-отслеживание заказов – всегда можно увидеть что происходит с товаром и скачать документы.
  • Выгрузка xml-контейнеров с декларациями – открывает возможность автоматизации постановки на учет товаров в бухгалтерии клиентов

Конец экспортной «дороге» Китая?

Конец экспортной «дороге» Китая? Правительство Китая видит продолжение роста экономики в ее развороте с экспорта на внутреннее потребление. Но экономику нельзя развернуть мгновенно.
Изображение: © Google

13.11.2013, 09:00:00 | Текст: Таможенный брокер - ЗАО «Юнитрейд»       3615



Читайте также:

Компании собираются посетить Гламорган для изучения экспортных возможностей

В сентябре экспорт Филлипин вырос на 4,9 % до $ 5.05 млрд

FTA- экспорт в центре внимания



Резкое падение объемов китайского экспорта в первой половине 2013 года поднимает вопрос о роли экспорта как основного экономического «двигателя» экономического роста страны.

Бизнес в прошлом году шел хуже, чем когда либо, говорит Ян, так как она начала работать в компании «Чемоданы Юнли» в Вэньчжоу, прибрежном городе, известном своими предпринимателями, восемь лет назад. В 2012 компания экспортировала товаров для перевозки багажа на сумму в 40 миллионов юаней, что не сравнится с бурным продажами 4 годами ранее. «Лучшим годом для нашей компании был 2009, когда мы экспортировали товаров на 100 миллионов юаней», говорит Яна, продавец, давшая свой фамилией название компании.

Борьба Юнли за свой бизнес символична для многих малых и средних предприятий, пострадавших за последние годы. Во времена бума появилось несколько более богатых городов, чем Вэньчжоу, который рассматривается как вожак экономики. Вэньчжоу был одним из многих очагов развития частных предприятий в Китае, где успех сопутствовал вновь созданным семейным малым и средним предприятиям, в совершенстве освоившими искусство организации производства изделий для зарубежных заказчиков с низкой себестоимостью. Но в противоположность тому, как когда-то Вэньчжоу осаждали экспортеры, сейчас он смотрит в полностью неопределенное будущее, и сейчас на национальном уровне встают вопросы о движущей силе экспорта в экономике Китая для настоящего времени и будущего. Торговля в июне прибавила тревог, т.к. объемы были значительно ниже ожиданий.

Экспорт в ежегодном исчислении упал впервые за 17 месяцев, снизившись на 3,1% в соответствии с данными таможни за этот месяца. Импорт снизился на 0,6 % по сравнению с ожидаемым 6%-ным ростом . В июле экспорт подскочил с 5,1 %-ным ростом , а затем в августе был 7,2 %-ный рост, но внезапное падение в июне еще не позволяет строить долгосрочные планы ведения бизнеса. Крах торговли июня раздул страхи о серьезном замедлении экономики в Китае.

«Если такая деформируемость торгового сектора сохранится, Китай вряд ли достигнет целевого торгового роста в 8% в этом году», сообщают экономисты китайского банка ANZ Лю Лиганг и Хао Чжоу в своем июльском исследовании. Если экспорт был хлебом и маслом Китая на протяжении десятилетий, то что произойдет с экспортерами, когда из-за экономического спад правительство поддерживает курс изменить направленность экономики от экспорта на внутреннее потребление?

Отсутствие заказов для промышленности Китая еще несколько лет казалось немыслимым делом. Объемы экспорта росли в последние два десятилетия, и он играл главную роль в обеспечении стабильности китайской экономики. Объем экспорта в денежном выражении составил $91,7 млрд. в 1993 году, и по данным статистики таможни он увеличился более чем в четыре раза до $ 440 млрд в 2003 году. В декабре прошлого года, стоимость экспорта достигла исторического максимума в $ 199 200 000 000.

Данные Всемирного банка показывают, что экспорт товаров и услуг составлял 11% ВВП Китая в 1980 году, через два года после в стране была проведена реформа и стала проводиться подготовительная политика. Через 10 лет эта доля выросла до 16%, и достигла 39% к 2005 году. Это очень высокий процент для развитых странам и развивающейся экономики Китая. В США в 2011 году экспорт составил всего 14 % от ВВП, по данным Всемирного банка это самый высокий уровень за более чем тридцать лет. Доля экспорта в ВВП Индии составляла 24% в прошлом году, это также самый высокий процент такой же период. Многие другие страны имеют более доли экспорта в ВВП, чем Китай - например, в Малайзии эта доля составляла 87 % в прошлом году, но ВВП в этих странах - это лишь часть ВВП Китая, и никто из них не имел такого же влияния на мировую торговлю. За топливом, которое который обеспечило рост ВВП Китая, последовал рост производительности и технологических достижений, полученных с помощью экспортно-ориентированных малых и средних предприятий, потому что они «штамповали» продукцию для того, чтобы насытить товарами внешний спрос.

Эти повлияло на другие сферы экономики, так Китай превратился в новую глобальную фабрику.

«Внешний спрос привел к росту производственного сектора, благодаря чему был сделан очень большой шаг в производительности », говорит Ван Кинвей, экономист по Китаю Capital Economics в Лондоне. «Такое повышение производительности смогло распространиться на другие секторы, и помогло Китаю достигнуть быстрого роста экономики в течение последних нескольких десятилетий».

«Что касается секторов, которые формировали большую часть экспорта Китая, то можно сказать, что промышленные товары по-прежнему лидировали в конце 2011 г., по данным официального статистического ежегодника от Национального бюро статистики Китая объем промышленных товаров составил $ 17,9 млрд. в 2011 году, что ненамного меньше общего объема экспорта в $18900000000.

«Китайские компании постепенно повышают свои позиции», говорит Ван . «Раньше они использовались для производства одежды и обуви, но теперь они начинают производить больше электронное оборудование- iPad’ы , iPhone'ы и т.д.

Данные свидетельствуют о том , что часть экспорта с добавленной стоимостью растет. Это серьезная тенденция, и она будет продолжать расти.

Что касается производства товаров, то объемы в low-end отраслях, таких как текстильная, резинотехническая, производстве изделий из металла достигли $ 3,2 млрд., увеличившись примерно на $500 млн по сравнению с предыдущим годом. Но производство товаров более высокого класса догоняло производства. Рост был и в химической отрасли с уровня $ 300 млн в 2010 году до $ 1,1 млрд. в 2011, и в машиностроительной отрасли, со 100 миллионов долларов в 2010 года, до приблизительно $ 9 000 000 000 – это стало сигналом перехода от производства низкокачественной продукции к технически более сложной тяжелой технике. что, как отмечают эксперты, является результатом повышения уровня производительности и технического опыта.

«Конкуренция заставляет отечественную промышленность, в противном случае защищенную доступом к кредитам и связям в правительстве, вводить новшества, проводить исследования», говорит Майкл Петтис , профессор финансов Пекинского университета школы менеджмента.

«Без экспортного сектора , я думаю, что мы не могли бы даже предположить модернизацию китайской промышленности », говорит Петтис.

Всплеск экспорта ощущался в портах Китая и отражался на торговом балансе. В 2006 году в Шанхае и Шэньчжэне два континентальных порта входили в топ 10 по контейнерным перевозкам, но с тех пор к ними присоединились Нинбо - Чжоушань, Гуанчжоу , Циндао и Тяньцзинь, по данным World Shipping Council.

Экспорт также «обвинялся» в создании торгового профицита Китая , который достиг максимального уровня в почти $300 млрд. в 2008 году, по данным центрального правительства.

«Увядающий» экспортный сектор Китая в настоящее время страдает от тяжелого встречного ветра. «Китай сталкивается с проблемами в торговле в настоящее время», сказал пресс-секретарь таможенной службы Чжэн Юшенг после выхода мрачных статистических данных по июньской торговле». Экспорт в третьем квартале выглядел зловеще.

«Объемы экспорта в январе-марте выросли на 18 % по сравнению с тем же периодом в 2012 году. По сравнению с предыдущим годом цифры второго квартала, однако, показывают всего 3,8 % роста. Вэньчжоу был эпицентром такого спада экспорта. Местная экономика выросла на 6,7% в 2012 году, что более чем на один процентный пункт ниже роста национальной экономики на 7,8%, показывают правительственные данные. В прошлом году рост также значительно снизился с 11% в 2010 году и 9,5% в 2011 году.

Сектор городского экспорта был небольшим во время посещения Вэнь Цзябао, ныне премьера, с официальным визитом местных заводов в октябре 2011 года. Вэнь объявил о финансовой поддержке малых компаний в ходе своего визита, который произошел после огромного количества банкротств из-за кредитного кризиса. Многие боссы, неспособные платить по кредитам, бежали, некоторые даже расстались с собственной жизнью. Отчаяние распространилось за пределы Вэньчжоу.

«Прошлый год был худшим годом для нас. Мы экспортировли только на $2 млн, половину того, что мы продали в 2002 году, самом удачном для на», говорит менеджер по продаже предметов искусств и ремесел, произведенных в Чжухай, производственном центре, граничащем с Макао и на расстоянии паромной переправы от Гонконга.

«Наша продукция, в основном, экспортируется в США и Европу. Экономический спад в этих странах сократил наши заказы на 20-35%», говорит продавец, который попросил не называть его имени, поскольку она не уполномочена выступать в средствах массовой информации. Слабый спрос на развитых рынках нашел отражение в данных о торговле в июне, которые показали, что экспорт в Европу, США и Японии упал на 8,3%, 5,4 % и 5,1 % соответственно. «Зарубежный спрос не является сильным и нет никаких убедительных признаков того, что он собирается приходить в себя», говорит Ван.

Резкое падение торговли обнажило уязвимость ключевых отраслей экспортной промышленности Китая. Объемы китайского экспорта текстиля и одежды выросли на 20,1 % в 2011 году по сравнению с предыдущим годом, но по официальным данным таможенной службы темпы роста упали всего до 2,8 % в 2012 году.

Проблемы вернулись после того, как начался отлив в спросе на китайские товары на внешних рынках и начался длительный экономический спад. Китайское правительство выразило намерение сбалансировать экономику, увеличивая потребление в самой густонаселенной стране мира. Сказать легче, чем сделать. Китайские семьи приняли на себя удар от падающего экспорта Китая и создали рост за счет инвестиций, так считает Петтис. Сектор бытовых потребителей , говорит он, использовался в течение последних трех десятилетий для поддержки быстрого роста страны через «скрытую передачу» ресурсов.

«Вы можете думать об ухудшении экологической обстановки как о «передаче». Это снижает затраты для компаний, но увеличивает расходы на здравоохранение для населения», говорит Петтис. Он выделяет недооцененность китайской валюты, низкие темпы роста заработной платы по отношению к производительности труда , и низкие процентные ставки как наиболее важные из этих «перекосов» , так как они эффективно поддерживали торговый бум в Китае. Последствия роста китайского экспорта за счет бытового сектора можно представить в виде доли китайских потребителей в ВВП. Расходы бытовых потребителей - за исключением покупки домов - по данным Всемирного банка составляли 51% от ВВП в 1981 году. Они неуклонно падали с тех пор, что составило в среднем 34,5% в течение четырех лет с 2008 по 2011 год». Доля бытовых потребителей снизилась, а доля государства возросла. Потребление зависит от бытовых условий, если доля бытовых потребителей уменьшилась, то и потребление уменьшается», говорит Петтис.

Повышение потребления предполагает устранение «скрытой передачи», которая субсидировала рост экспортного сектора Китая и продолжает увеличивать долю бытовых потребителей в ВВП.

Это уменьшило бы вклад китайского государства в ВВП, что встретит яростное сопротивление влиятельных кругов .

Попытки Пекина перейти от модели инвестиций к модели роста потребления совпали с появлением либо случайно, либо намеренно, слабых экономическими показателей. «Потепление» спроса следует также считать затратами на ведение бизнеса в Китае. Правительство ввело повышение заработной платы для стимулирования потребительских расходов, она повысилась с минимальной заработной платы с 2009 года на 60%, несмотря на экономический спад .

Исследования брокерских CLSA показывают, что номинальная заработная плата на производстве повысилась на 165% с 2005 года, в то время как повышение производительности произошло только приблизительно на 40% по сравнению с ростом жалованья. Экономисты говорят, что по отношению к производительности на производстве китайская заработная плата быстро догоняет США.

Более дорогой труд создает предпосылки того, что производители будут стремиться к перемещению производства в США, из-за чего, при сохранении расходов, экспорт товаров в Китае испарится.

«Многие беспокоятся по поводу перспектив китайского экспорта . Одним из аргументов является то, что быстрый рост заработной платы может повредить конкурентоспособности экспортных фирм. Но Китайские фирмы все еще опираются на повышение производительности труда для компенсации повышения заработной платы», говорит Ван.

Наряду с ростом стоимости рабочей силы, недавнее повышение курса юаня в также негативно сказывается на экспортерах.

Китайская валюта превратилась из спорно-слабой в неудобно-сильную, становясь сильнее по отношению к доллару США примерно на 5% ежегодно, начиная с реформы обменных курсов Пекина в 2005 году. Пока в этом году юань окреп приблизительно на 1,5 % по отношению к доллару, что в общей сложности больше, чем в прошлом году.

Правительство на помощь?

Тревожная замедление экспорта в июне привело к раздуванию слухов, что китайские политики будут предлагать помощь экспортерам. В то время как китайское руководство исключило крупномасштабные финансовые стимулы, в июле Пекин объявил о мерах поддержки для экспортеров. Среди них упрощенные таможенные процедуры, сокращение сборов, введение налоговых льгот.

«Это движение в неправильном направлении , потому что если правительство сокращает поступление налогов, то оно будет искать другие места для получения налоговых поступлений. И «другими местами» скорее всего окажутся бытовые потребители.

Будет тот же эффект, что и обесценивание валюты – происходит повышение экспорта за счет бытового сектора», говорит Петтис. Как он отмечает , существует разрыв между государственной кампанией, направленной на рост потребления и мерами, проводимыми политиками, понимающими, что нельзя развернуть экономику за короткое время.

Но некоторые действия правительства при развороте экономики неизбежны, особенно нормирование стоимости валюты , что является самый быстрый способом помочь экспортерам.

Волна банкротств крупных компаний была вызвана ослаблением экспортного сектора , что привело весной к очередным действиям Пекина для предотвращения потенциально дестабилизирующего раунда массовых увольнений.

Но девальвация валюты для повышения цен на китайские товары, продаваемые за рубежом, скорее всего, не «сыграет», согласно Петтиса и Вана. «Причина, почему я никогда не верил в обесценивания валюты заключается в том, что это означает, что вместо восстановления равновесия в экономике, Китай сделает шаги в сторону ухудшения дисбаланса. Помните, что сердцем дисбаланса являются очень низкие процентные ставки, низкие темпы роста заработной платы и недооцененность валюты», говорит Петтис .

Стабилизация валюты, вместо девальвации, может быть честной игрой по мнению экономистов иностранных банков.

«Курс юаня укрепился слишком быстро ... и негативно сказывается на росте экспорта», сказал Ма Цзюнь, главный экономист Дойче Банка на территории Большого Китая , в отчете-исследовании в июле.

«Мы считаем, что Народный банк Китая даст указание сохранить курс юаня более стабильны в H2 (во второй половине).

«Перспективы экспортной машины Китая будут зависеть от остального мира, с США, в главной роли», говорит Петтис. «США начинают восстанавливаться . Европа нет. Я не думаю, что от Японии будет большая помощь в течение следующих нескольких лет. Это действительно зависит от восстановления экономики США, а восстановление экономики США происходит, но оно слабое, так что я думаю, что экспорт может быть легко сорван торговыми действиями других стран. «Экспортеры и производители также принимают меры , чтобы оградить себя от дальнейших потерь. Кроме того, переходя на более дорогостоящий экспорт в виде станков или электрических и электронных систем , китайские компании постепенно передают производство низкокачественной продукции либо в другие регионы Юго-Восточной Азии , либр во внутренние районы Китая, чтобы воспользоваться более дешевой рабочей силой».

«Это делает их более конкурентоспособным, и повышает норму прибыли», говорит Ван . «Также Китай перемещает некоторые производства из прибрежной зоны вглубь страны, где есть более дешевая рабочая сила. Рабочие в прибрежных зонах более продуктивны, их можно использовать для более высококлассного производства» Страна, скорее всего, снизит свое влияние как «фабрика для всего мира», но не утратит его совсем». «Китайские компании все еще держатся», говорит Ван . «Основная картина такова, что экспортный сектор Китая переживает корректировки, этого не следует бояться. Рост экспорта будет происходить в соответствии с экономическим ростом или немного медленнее». Но такого оптимизм мало для простаивающих мастерских Вэньчжоу.

«Удорожание рабочей силы и повышение стоимости юаня уменьшили наши небольшие доходы», говорит Яна из компании «Чемоданы Юнли». «Тем не менее, мы должны делать товары для наших клиентов. Мы должны погашать задолженности. Мы надеемся, в будущем все будет хорошо».

Архив новостей

Ноябрь 2017

П В С Ч П С В
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
« Октябрь